жк2.jpg
                           
Составитель: Галазов А.А.
Художник: Сафиуллин Р.Т.
Текст и комментарии: Карпов Ю.Ю.
Перевод: Каменева Т.А.; Туторская Е.И.
Издательство: «Фортуна ЭЛ», 2008
формат: 70х100/8; страниц: 240
язык текста: русский/английский

В издание вошли фотографии конца XIX - начала XX века, представляющие несомненную историческую и художественную ценность, а также живописные, графические и скульптурные женские портреты, жанровые зарисовки и пейзажи из коллекций Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) РАН, Российского этнографического музея, Русского географического общества, Отдела эстампов Российской национальной библиотеки, Центрального государственного архива кинофотодокументов Санкт-Петербурга, Северо-Осетинского государственного музея истории, архитектуры и литературы, Ставропольского государственного краеведческого музея, частных коллекций, семейных архивов, портреты выдающихся женщин Кавказа - наших современниц и материалы, связанные с Бесланской трагедией. 
В галерее лиц и костюмов кавказских женщин открывается образ женщины мира и ее роль в продолжении и поддержании жизни. В этом основное значение данного издания, объединяющего людей разных культур, национальностей, вероисповеданий вокруг основополагающих жизненных ценностей. 
Издание фотоальбома осуществлено при поддержке Правительства Москвы на основе материалов выставки "Женщины Кавказа в фотографиях, живописи, скульптуре, графике", проводившейся в Москве и Ростове-на-Дону в 2004-2006 годах и получившей высокую оценку специалистов, общественности и творческих организаций России и Кавказа. 

Награды: 
Диплом II степени в номинации «Содружество» IV Международного конкурса государств-участников Содружества Независимых Государств за подготовку уникального художественно-иллюстрированного проекта «Женщины Кавказа в фотографиях, живописи, скульптуре, графике».          
                                                                                                                      


  
                                                                                                     
                                                                     


  Кавказ нас принял в свое святилище. 
А. С. Пушкин «Путешествие в Арзрум» 
 
Кавказ многоцветен природой и типажами жителей, равно как и философией жизни, а история его областей своеобразна. Здесь есть горы и долины, степи и полупустыни, субтропики и ледники. Здесь находятся страны (Армения и Грузия), которые в числе первых, еще в IV и V веках в качестве официальной религии приняли христианство. В Азербайджане же и в Дагестане с VII века начал утверждаться ислам. При этом в горных районах Кавказа до XIX века основные религиозные обряды оставались языческими. 
Впрочем, разнообразие культурных традиций не затмевает общего в кавказцах – того, что объединяет их в особый культурный мир. 
Одно из таких объединяющих начал – уважительное отношение к женщине: к дающей жизнь матери, к сестре, жене, дочери. Уважение к женщине проявлялось безотносительно того, были это христиане или мусульмане, горцы либо жители долин и городов. 
Правда, сторонние наблюдатели отмечали принципиальные отличия в положении женщин среди населения разных областей Кавказа. В одних случаях им бросалась в глаза внешняя независимость, свободное поведение женщин на людях. В иных случаях им казалось, и они брались убеждать в том других, что горянка есть подневольное по отношению к мужу и установленным миром мужчин порядкам существо. И такой взгляд на положение кавказских женщин во многом привился. В действительности горянки исполняли то, что в полной мере сами считали своим долгом, своими обязанностями, подобно тому, как обязанности отцов, мужей, братьев и сыновей они воспринимали целесообразными и свыше установленными.  


В культуре народов Кавказа женское и мужское имеют свои пространства, разделяемые условными, но всеми осознаваемыми границами, которые, впрочем, не только и не столько делят, сколько объединяют эти две половины человечества. Правое – левое, верхнее – нижнее. В этих парах первые позиции принадлежат мужчинам, вторые – женщинам. На правую и левую половины делился традиционный жилой дом, условная граница между которыми проходила по линии очага. Но сам очаг входил в женскую половину или, лучше сказать, она сама организовывалась вокруг очага. Поэтому сооружение очага нередко вменялось женщине к исполнению, а попечение о нем неизменно входило в круг ее обязанностей, и потому женщину называли «хозяйкой очага». Возле очага женщина нередко рожала, и он воспринимался гарантом стабильного будущего семьи, «родовой» группы, и это определяло символическую тождественность надочажной цепи и груди старшей женщины семьи, «рода». Тот, кто искал защиты под кровом определенного дома или вымаливал себе прощения у его обитателей, должен был взяться за цепь либо прикоснуться к груди хозяйки. Оба действия являлись в одинаковой мере священными.
Такими же священными и непререкаемыми были жизнь, здоровье и честь женщины. Степень ответственности за похищение жены нередко превышала ответственность за убийство отца или сына, а изнасилование расценивалось более тяжким преступлением, чем убийство. Двойное канлы (расплата, штрафная санкция) ожидало того, кто посягнул на жизнь женщины – оно возлагалось на самого преступника и на его ближайшего родственника, а кровомщение за бесчестье женщины не влекло за собой ответного шага. Более того, «никакая кара, никакая месть и тем более убийство, – записал наблюдатель XVIII века, – не могут быть совершены в присутствии женщин». Появление женщины в гуще сражающихся мужчин, если при этом она снимала платок и обнажала голову, останавливало кровопролитие. Женщина была ответственной за сбережение жизненного потенциала своей фамильной группы, общества, к которому принадлежала. И потому женщина, будь то мусульманка, христианка либо язычница, обладала на Кавказе чрезвычайно высоким общественным статусом. Весьма характерно, что в Дагестане самой действенной клятвой, более значимой даже, чем клятва именем Бога, являлась клятва женой. Клятвопреступник обязан был развестись с женщиной, которая даровала жизнь не просто его детям, но продлевала его целому «роду». 
Сознавая столь высокую ответственность, женщины без ропота переносили любые тяготы жизни. Тем более, что и повседневные их обязанности обладали высокой семиотической нагрузкой.
Народные поговорки гласят: «Муж – наружная стена дома, жена – внутренняя»; «Жена – столб дома, дом держится на ее плечах»; «Построенный женой очаг и Бог не разрушит, а построенный Богом – жена разрушит». «Что за женщина, – говорили осетины, – которая не в состоянии приготовить стол для гостя, не умеет принять его, не может соткать материю на черкеску». Посторонние люди внимательно следили за тем, как справляется со своими обязанностями хозяйка, и формировали общественное мнение о семье в целом. «Худа ли, хороша ли эта заслуженная ею репутация, тень ее... неминуемо... падает также и на мужа». Женский домашний труд создавал для семьи и дома своего рода оболочку, через которую они воспринимались обществом. Женщина в фигуральном и в прямом смысле слова творила подобную оболочку.
Кавказские женщины славятся своим рукоделием, сотканными коврами, а горянки еще и яркими вязаными носками и шерстяной обувью. Те, кто видел балкарок полтора столетия назад, говорили, что они практически не расстаются с веретеном. О жительницах многих областей Кавказа рассказывали, что, как только выдавалась свободная минута, они усаживались за ткацкий станок или начинали вязать. Подобные трудовые операции по-своему иллюстрировали «женский миф» о творении мира – символический акт сплетения созданных руками женщин нитей в единое целое. Да и сама нить дарила благополучие. В новогоднюю ночь хозяйки в Юго-Восточной Грузии пряли шерсть, а потом нитками обвязывали руки спящим детям, затем обвязывали ими же всю посуду, опорный столб дома (который многозначительно именовался «деда-бодзи» – «мать-столб»). Эти действия выражали стремление и пожелание здоровья домочадцам и благополучия дому.
Все плоды женского труда, преимущественно сосредоточенного в пространстве дома, подобно плоти обволакивают мужскую костную основу, которая, как кажется, является стержнем жизни того или иного человеческого коллектива, но в действительности именно благодаря «женской оболочке» она, «основа», становится таковой. Оболочка под стать материнскому чреву, материнской субстанции, и потому образ матери – дарительницы и защитницы жизни – столь популярен в мифологии, эпосе, в других жанрах фольклора кавказских народов. Потому же и мужчины со столь глубоким почтением относятся к женщине. 

*** 
Альбом «Женщины Кавказа в фотографиях, живописи, скульптуре, графике» дает возможность разглядеть лица и образы тех, кто были хозяйками гор и долин, властительницами помыслов и сердец воинов и поэтов в сравнительно недалеком прошлом и являются украшением и гордостью Кавказа сегодня.
Старые фотографии, равно как акварели и рисунки мастеров позапрошлого и начала минувшего столетий, впечатляют по-особому.
Большинство женщин Кавказа не скрывало лиц под чадрой, однако их красота, разная и не вполне привычная для европейцев, не была открыто доступной. Встречаясь с мужчиной, особенно чужестранцем, женщины отворачивались, уступая ему дорогу. К тому же Кавказ «официально» имел и имеет мужское лицо. Женское лицо Кавказа до нынешних времен по большей части оставалось в тени. На картинах и фотографиях оно открыто. И мы видим подлинно красивые и выразительные лица.

*** 
Старые фотографии, живописные портреты и жанровые сцены могут служить наглядными иллюстрациями к литературным произведениям и запискам путешественников и исследователей прошлых столетий.
Кто-то видел в горянках правнучек легендарных амазонок. Посетивший в самом конце XIX столетия Западный Дагестан немецкий путешественник Карл Ган писал о дидойках, что «когда они стоят среди зеленых полей и ветер раздувает их мантии и на солнце сверкают монеты на голове, то издали можно подумать, что имеешь дело с древними героями в блестящих шлемах и в воинственном одеянии».
Другие находили в них созвучие своим романтическим исканиям. Женские образы, вышедшие из-под кисти Григория Гагарина, точно передавали впечатления Михаила Лермонтова и героев его произведений о красоте горянок: «И точно, она была хороша: высокая, тоненькая, глаза черные, как у горной серны, так и заглядывали к вам в душу»; или в другом произведении:

Чело немножко наклоня,
Она стояла гордо, ловко;
В ее наряде простота –
Но также вкус!...

Французский романист Александр Дюма-отец, совершивший в середине XIX столетия вояж по Кавказу, отмечал прекрасные глаза местных дам, а равно их греческой чистоты профили, но «сдобренные жизнью».
В свою очередь Лев Толстой восхищался своеобразной красотой казачек, сотворенной природой Кавказа: «Она счастлива; она, как природа, ровна, спокойна и сама в себе… Черты ее лица могли показаться слишком мужественными… ежели бы не этот большой стройный рост и могучая грудь и плечи и, главное – ежели бы не это строгое и вместе нежное выражение длинных черных глаз, окруженных темною тенью под черными бровями, и ласковое выражение рта и улыбки».
Кавказские мужчины при внешней сдержанности тоже романтичны и сентиментальны. Лирика, занимающая большое место в поэзии народов Кавказа, образна и чувственна.

Косы твои – рейхан в росе – нежней дорогих шелков,
Брови – начертаны пером, лицо золотой покров,
Краше уста – на горе всем – и лалов и жемчугов,
Пусть я умру – здорова будь. Я в землю сойти готов
Ради лукавых игр твоих и легких твоих шагов.

Так более двух столетий назад писал армянский поэт Саят-Нова.
В конце XIX века в оправлявшемся после многодесятилетней Кавказской войны Дагестане боевую тематику песен сменила совсем другая поэзия. Одним из реформаторов поэтического слова стал Махмуд из Кахаб-Росо:

Построив миру
Дворец любви,
Я сам теперь
Без крова.
Построив миру
Мосты любви
Я сам стою над бездной…

И другой дагестанец наш современник Расул Гамзатов главной темой своего творчества сделал Женщину – истинное вдохновение и главного судью.

- Скажи, каким огнем был рад
Гореть ты в молодости, брат?
- Любовью к женщине!
- Каким, не избежав потерь,
Горишь огнем ты и теперь?
- Любовью к женщине!
- Каким, ответь, желаешь впредь
Огнем пожизненно гореть?
- Любовью к женщине!
- Чем дорожишь ты во сто крат
Превыше славы и наград?
- Любовью женщины!
- Чем был низвергнут, как поток,
И вознесен ты, как клинок?
- Любовью женщины!
- С чем вновь, как рок ни прекословь,
Разделишь не на срок любовь?
С любовью женщины!
- А с чем, безумный человек,
Тогда окончится твой век?
С любовью женщины!

*** 
Новое время многое изменило в судьбе женщины, в ее общественном положении. Гордостью не только конкретных народов, но всего Кавказа являются поэтессы и актрисы, балерины и певицы, дирижеры, общественные и политические деятели. Это Раиса Ахматова, Сильва Капутикян, Вероника Дударова, Нани Брегвадзе, Фазу Алиева, Лия Ахеджакова, Нина Ананиашвили и много других не менее громких имен. Их творчество отличает большая жизненная сила, черпаемая в том числе из культурных традиций родной для них среды. И как вдохновенны их лица!
Впрочем, современный Кавказ гордится не только выдающимися женщинами. Ведь общество может полнокровно жить только при сохранении устоев семьи, привитии нравственных основ детям. Эту миссию с достоинством исполняют простые сельчанки и горожанки – жены, матери, бабушки. Благодаря их натруженным рукам цветут и приносят плоды поля и сады, а их дома, как издавна повелось на Кавказе, гостеприимны.

*** 
Однако и новое время омрачают войны, террористические акты, кровь. И женщины, как и в трагические периоды прошлого, оплакивают погибших детей и мужей, и сами нередко оказываются жертвами насилия. Но несмотря ни на что, они продолжают исполнять свою высокую миссию сохранения и продолжения жизни.

*** 
В основу Альбома положены материалы выставки «Женщины Кавказа в фотографиях, живописи, скульптуре, графике», которая дважды экспонировалась в Москве (Новый Манеж, 2004, 2006 гг.) и в Ростове-на-Дону (2004 г.). Организаторы и устроители выставки ставили своей целью раскрыть для широкого круга общественности традиционный образ кавказской женщины – хранительницы домашнего очага, мира и согласия между людьми.
Альбом позволяет познакомить еще более широкий круг людей с историей и культурой Кавказа в многоцветии его национальных составляющих, но в единстве образа – через лица женщин, представительниц разных народов, судеб и поколений.
Старые фотографии представляют особую ценность. Это фотодокументы своей эпохи. К тому же они были выполнены, как правило, настоящими мастерами своего дела и являются подлинными произведениями искусства.
Назовем фотографов и художников, чьи работы составляют большую часть альбома.

Фотографы:

Карл Карлович Булла (1853–1929).
Подданный Пруссии, в Санкт-Петербурге жил с середины 1860-х годов, в 1876 году получил русское гражданство. С начала 1880-х гг. работал помощником фотографа в ателье на Невском проспекте; с 1890-х гг. работал самостоятельно, владел несколькими фотоателье в Петербурге. Деятельность К. К. Буллы удостаивалась многих престижных наград и дипломов. Он пользовался покровительством Николая II и императрицы Александры Федоровны, являлся фотографом Публичной библиотеки, Российского Красного Креста и многих других организаций. В настоящее время в Петербурге в помещении бывшего фотоателье Карла Буллы на Невском проспекте располагается небольшой музей его произведений.

Дмитрий Иванович Ермаков (1845–1916).
Широко известный фотограф-путешественник. Родился в Тифлисе. Закончил Военную школу топографов. В Тифлисе им были открыты ателье «Фотография художника Колчина и Ермакова» (конец 1860-х – 1870-е гг.) и «Фотография Д. И. Ермакова в г. Тифлисе». С 1870 по 1915 г. подолгу работал и жил в Персии, Турции, в Крыму, в Закаспийской области. Объездил весь Кавказ. Ермаков путешествовал с камерой и походной лабораторией, верхом на лошади и пешком. Участвовал в многочисленных экспедициях, в том числе археологических. Кавказская коллекция сделанных им снимков насчитывала несколько тысяч единиц. Ермаков являлся «Придворным фотографом Его Высочества Шаха Персии», Почетным членом Кавказской секции Московского Археологического общества, а также общества поощрения изящных искусств Тифлиса. За успехи в фотографии получил награды от Французского фотографического общества (1874), Московской антропологической выставки (1878), а также Ирана, Турции, Италии; был удостоен звания «Почетный гражданин города Тифлиса».

Дмитрий Алексеевич Никитин.
Тифлисский фотограф. Снял коллекцию фотографий «На Кавказе и в Азиатской Турции в течение Восточной войны 1877–1878 гг.». Был военным фотографом, прикомандированным к штабу группы русских войск Кавказского фронта – снимал реалии войны, окрестности г. Карса. В 1878 году его альбом «Коллекция этнографических и археологических фотографий» был отмечен в Русском отделе Всемирной выставки в Париже.

Григорий Иванович Раев.
Фотограф, которого современники называли фотолетописцем Кавказа. В 1880-е годы начал заниматься портретной съемкой, владел ателье в Кисловодске. Издавал альбомы ландшафтных фотографий Кавказа, открытых писем со своими снимками. В своих работах Раев проводил «популяризацию» Кавказа. Снимал он также в Англии, Германии, Франции, Египте, Турции. В 1909 году ему была присуждена серебряная медаль Российского Географического Общества. Наследие Г. Раева составляет около семи тысяч снимков. Среди них большие циклы, посвященные Тебердинскому заповеднику, городам Пятигорску, Кисловодску, Ессентукам, Приэльбрусью. Великолепно выполнены работы этнографического характера, объединенные в цикл «Типы Кавказа» – мегрелы, хевсуры, гурийцы, чеченцы, персы в национальных костюмах. Некоторая часть пейзажей и образов была раскрашена.

Жан Х. Рауль (Raoult J.X.) (по некоторым данным, в России его звали Иван Рауль).
Уроженец Франции, имевший собственное ателье в Одессе. Путешествовал и снимал на Украине, в Бессарабии, на Волге, а также в Курской, Тамбовской, Орловской, Тульской губерниях, Крыму, на Северном Кавказе и Закавказье. В 1878 году издал «Альбом костюмов России» – альбом «народных типов», бытовых снимков и видов местностей, преимущественно юга России. Этот альбом современники называли «истинным шедевром технического производства», одновременно представляющим «необыкновенное богатство художественного и научного материала». За этот альбом Рауль был отмечен на Международной Географической выставке в Венеции в 1875 г., получил золотую медаль в Париже на Всемирной международной выставке 1878 года. В его альбоме не только портреты и групповые композиции, он снимал также повседневные занятия местного населения. По его снимкам выполнены рисунки для раздела «Россия» в известном французском многотомном издании по истории костюма (Racinet M. Le costume historique. VI. Paris. 1888). В 1883 г. Рауль уехал во Францию. Дальнейшая его судьба неизвестна.

В нашем альбоме также представлены работы:
военного фотографа, члена Императорского Русского Технического общества (Тифлисское отделение) Г. Барканова;
географа, ботаника, географа Н. А.Буша (1869–1941), члена-корреспондента АН СССР, много путешествовавшего по Кавказу и оставившего интересные описания жизни обитателей горных районов Кавказа;
статистика и этнографа Н. К. Зейдлица (1831–1907), являвшегося также редактором «Сборника сведений о Кавказе» (1871–1885 гг.);
этнографа и фольклориста А. К. Сержпутовского (1864–1940);
одного из первых фотографов страны, члена-сотрудника Русского географического общества А. К. Энгеля;
одного из первых профессиональных фотографов Владикавказа – А. Джанаева-Хетагурова;
а также М. Ашенбренена, Т. Гнуни, Рудневых, Ф. Ордэна, Райнова и других.

В разделе живописи и графики наиболее заметные фигуры – князь Григорий Григорьевич Гагарин и Макс Тильке.

Князь Григорий Григорьевич Гагарин (1810–1893).
Родился в С.-Петербурге, в 1816 г. переехал с семьей в Италию. Вернувшись в Россию, поступил на дипломатическую службу, участвовал в военных действиях на Кавказе. С 1848 по 1854 гг. жил в Тифлисе, изучал искусство и быт народов Кавказа. В 1853 г. им был расписан Сионский собор. Князь Г. Г. Гагарин – художник, литограф, архитектор – не получил систематического художественного образования, брал уроки у К. П. Брюллова. В 1859 г. князь Гагарин был назначен вице-президентом Академии Художеств. Им сделана серия рисунков по Кавказу; в Париже он издал их в нескольких выпусках в альбоме с сопроводительными текстами Эрнеста Штакельберга (Gagarin G. Scenes paysages, moeurs et costumes du Caucase. Paris, 1840).

Макс Тильке (1869–1942).
Немецкий иллюстратор, исследователь костюма. Родился в Бреслау, учился в Берлинской Академии (школа рисования Майерхаймса). В 1890 г. предпринял учебную поездку в Италию и Тунис. Работал в Берлине в качестве декоратора, затем в Париже – иллюстратором, исследовал костюм. В 1912–1913 – сотрудник Кавказского музея в Тифлисе. Во время первой мировой войны работал военным художником в Штудгарте. Умер в Берлине в 1942 году. Самая известная работа М. Тильке – «Восточный костюм в фасонах и цветах» (1924); он автор 700 цветных рисунков костюмов для Кавказского музея (ныне Музей Грузии) в Тифлисе и для Музея народного творчества в Берлине.

В альбоме также использованы рисунки художников М.С. Туганова, Д.С. Федорова, Ф.М. Черноусенко, В.С. Шлипнева, А.Г. Хохова, Х.Б. Ахриева и других.

Современные фотографии, живопись, скульптура представлены следующими именами:

Гадаев Лазарь Тазеевич – скульптор, его работы приобретены Государственной Третьяковской галереей, Государственным Русским музеем, Музеем искусств народов Востока, коллекционерами разных стран мира; автор ряда памятников, установленных в различных городах России.

Григорян Юрий Суренович – живописец, заслуженный художник России; его работы находятся в собраниях государственных музеев и галерей России и стран бывшего СССР, в том числе Государственной Третьяковской галерее, Музее искусств народов Востока, Музее современного искусства в Москве.

Григорян Юрий Юрьевич – живописец.

Караева Людмила Асланбековна – скульптор, лауреат премии «Пальмарес-2000» (Франция); её работы находятся в Государственной Третьяковской галерее, в Музее Современного искусства и в зарубежных коллекциях.

Мукагов Владимир Сандроевич – фотограф, член Союза журналистов России, фотокорреспондент ИТАР-ТАСС.

Никогосян Николай Багратович – скульптор, живописец; профессор Российской Академии художеств, народный художник России.

Соскиев Борис Владимирович – скульптор.

Соскиев Владимир Борисович – скульптор, лауреат международных выставок, член-корреспондент Российской Академии Художеств; его работы приобретены Государственной Третьяковской галереей, Государственным Русским музеем, Музеем искусств народов Востока и частными коллекционерами разных стран.

Хетагуров Владимир Борисович – фотохудожник, персональные выставки в Москве, Владикавказе, Таллине и Тольятти, участник российских и зарубежных фотовыставок.

Царикаев Билар Хушинович – скульптор, участник российских выставок; его работы находятся в Государственной Третьяковской галерее, в музеях Владикавказа, Твери, Петропавловска-Камчатского, в Краковском музее искусств.

Материалы для выставки и настоящего альбома подобраны из собраний Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) РАН; Российского этнографического музея; Русского географического общества, Отдела эстампов Российской национальной библиотеки; Центрального государственного архива кинофотодокументов Санкт-Петербурга, Северо-Осетинского Государственного музея истории, архитектуры и литературы; Ставропольского государственного краеведческого музея; а также из частных коллекций.

Ю. Ю. Карпов, доктор исторических наук,
   заведующий Отделом Кавказа Музея антропологии и этнографии  
       им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН